Одним из самых рискованных и в то же время благородных видов частных инвестиций считается вложение в винные коллекции. Высочайшего качества вина со временем ощутимо растут в цене. В Европе и США инвестиции в пьянящий напиток - дело обычное. А как обстоят дела у нас? Насколько популярны подобного рода вклады в Молдове, считающейся одной из самых древнейших производителей вина.

Со стола королевы

Для альтернативного инвестирования подходят далеко не все вина. В почете лишь те, что обладают исторической либо винной ценностью. Либо и тем и другим одновременно. Заоблачные цены могут быть у тех вин, к которым прикоснулась история. А если они еще и не потеряли своих винных качеств и не превратились в уксус, они могут быть вдвойне дороже.

В Крикова хранится легендарная коллекция Германа Геринга. После взятия Берлина она была отправлена в Москву в качестве трофеев. А через некоторое время ее перенаправили в Молдавскую ССР на хранение. Хранится она здесь до сих пор. Мало того, что в коллекции представлены уникальные мозельские, бургундские, сицилийские вина и португальские портвейны, некоторым из которых более ста лет, так чего стоит сам факт, что их лично отбирал сподвижник Адольфа Гитлера. Безусловно, последнее историческое обстоятельство существенно прибавляет им в весе. Стоимость некоторых образцов в коллекции превышает по неофициальным данным более 10 тысяч евро.

Или другой пример. Молдавия с 1980 по 1990 года поставляла 2-3 тысячи бутылок Негру де Пуркарь в Англию. Ежегодно. Наше вино преподносилось к столу Елизаветы II в Букингемский дворец. В энотеке Vinaria Purcari до сих пор сохранилась небольшая партия красного 84-го года урожая, которая должна была быть отгружена на экспорт в Лондон. Но по неизвестным причинам она так и осталась на складе. Бесспорно, Негру де Пуркарь само по себе не нуждается в представлении. Но вот эта маленькая историческая деталь делает вино из «забытой» партии существенно дороже. Кто бы не хотел держать у себя в запасниках бутылочку, которая так и не попала на ужин к королеве? О реальной стоимости таких вин можно только догадываться. Определить их цену может лишь международный аукцион.

Прибыль негоцианта

Кстати, не обязательно, чтобы вино попало в круговорот исторических событий для того, чтобы оно было в цене и приносило прибыль. Более того. В большинстве случаев инвестиционное коллекционирование не связано с историей и строится на других принципах. А именно: молодое вино всегда дешевле зрелого. То есть можно предугадать тенденции, купить перспективное только что выпущенное в продажу и через некоторое время, когда оно дозреет, продать дороже. Но для таких целей подходят далеко не все вина.

- Известные винные дома как, к примеру, Барон Филипп Ротшильд (Baron Philippe de Rothschild) или Шато Петрюс (Chateau Petrus) зачастую продают вина en primeur. Эта система - мечта любого производителя. Есть много ее разновидностей, но, в принципе, она сводится к продаже вина на стадии его производства, - рассказывает коммерческий директор Vinaria Purcari, Артур Марин. – Может быть даже так, что виноград еще не созрел, или даже не расцвел, а контракт на продажу вина с коммерсантами уже заключен. По системе en primeur вина урожая 2005 года дом Ротшильда продавал за 150 евро.

Купив таким образом вино, негоциант ждет. Ждать может в течении 2-4 лет. Пока производитель не создаст вино и не выдержит его, разлив в начале в бочки, а затем в бутылки. Получив долгожданное, коммерсант не бежит сломя голову на аукцион. Он выжидает еще несколько лет. Все это время держит купленное вино в своей винотеке. Оно постепенно созревает и соответственно растет в цене. Позже негоциант, выбрав удачный момент, его продает.

В среднем высококачественное коллекционное вино обеспечивает, согласно отчету фонда Wine Asset Managers, стабильные 16% прибыли. Ежегодно. А может быть и больше. Если все удачно складывается, можно купить хорошее молодое вино известного винного дома и через 3 - 4 года продать его даже по цене в 5 - 7 раз превышающей первоначальную. Все зависит еще и от спроса и тенденций на рынке. Как и на фондовой бирже, мнение или оценка эксперта может сыграть решающую роль. От него зависит будет ли вино в цене или нет.

- Один из самых известных винных критиков – Роберт Паркер, - рассказывает личный помощник генерального директора Acorex Wine Holding, Виктор Плугарев. – С его оценкой считаются во всем винном мире. Этот критик может открыть новое вино или наоборот уничтожить. Он считается самым неподкупным и беспристрастным экспертом. К сожалению, еще ни один образец молдавского вина не попал ему на стол. Думаю, если бы он поставил нашему вину высокую оценку, коллекционеры всего мира обратили бы на Молдову свое внимание. Благодаря его мнению, цена на вино может быть запредельно высокой или наоборот, низкой.

Продолжение следует...

Понравилась статья? Подпишись

Похожие записи:

No Comments

(Обязательно)
(Обязательно, не публикуется)