На юге республики ведется разведка и добыча «голубого» золота

Молдавский Сургут

1957 год. Советские геологи месят кирзовыми сапогами глину на юге Молдовы.
Здесь они не случайно. Москва дала приказ. Им необходимо обследовать каждую пядь земли на юго-западе необъятной родины. Цель — горючие ископаемые. Топливо крайне необходимо для развития в этом регионе инфраструктуры, промышленности. Молдавия имеет стратегическое значение для СССР. Это один из самых густонаселенных регионов страны, который в рамках геополитических интересов может вновь стать коридором на Балканы.

По всей советской республике геологами пробурено более трех тысяч скважин. Найден бром, йод, незначительные запасы бурого угля. Пустяки. Геологи уже почти потеряли надежду, как вдруг — удача! Близ села Валены, Вулканештского района, выявлены скопления нефти. В своем каталоге месторождений они потом напишут: «Юго-запад республики. Точные координаты. Нефть. По составу относится к типу нафтано-ароматических малосернистых безбензиновых нефтей».

1968 год. Новые пробы. Новые скважины. И снова удача! В Кантемирском районе открыто Чебалакчийское (Викторовское) месторождение горючих природных газов. Правда, после того, как геологи изучили вопрос более детально, они разочаровались в своей находке. Маловато газа и нефти будет-то! В масштабах СССР — сущая ерунда. Как раз на тот момент были разведаны крупнейшие в Союзе месторождения газа и нефти. Тюмень, Сургут… Несравнимые объемы, запасы. И плюнули геологи на это дело. Покинули Молдавию. Но перед этим, в 1972 году, они по-отечески забетонировали скважины, аккуратно занесли на карте все находки. На авось.

Не повезло американцам…

1995 год. Вблизи села Валены зазвучала английская речь. Американские геологи инспектируют оставленное русскими наследство. За добычу нефти решилась взяться Redeco LTD. Они получили эксклюзивное право на разработку залежей нефти и газа в течение двадцати лет. Планировали через год-два начать качать нефть. Правда, коррупция и недопонимание местных властей привело к тому, что компания начала промышленную добычу нефти только в 2004 году. Янки инвестировали в проект около 14 млн долларов. Выкачали американцы немного. За два года из восьми скважин в селах Валены и Слобозия Маре, Кагульского р-на, они получили около 13 тыс. тонн. Вся нефть перерабатывалась на построенном в Комрате компанией AS-Petrol заводе. Кстати, был он построен специально для нужд Redeco. До газа американцы так и не успели добраться. В 2006 году у них начались трения с руководством страны. Говорят, не сумели договориться. Не срослось.

2007 год. За дело американской Redeco взялась Valiexchimp. Нефтепродукты не чужды этой компании. Под вывеской Valiexchimp работает крупнейший импортер, владеющей сетью бензозаправок по всей республике. В мае того же года я посетил «молдавский Сургут». Видел, как льется молдавская нефть, как работают качалки. Тогда еще Юрий Томак, заместитель директора Valiexchimp, то ли в шутку, то ли всерьез сказал: «Посмотришь, мы еще за природный газ возьмемся!» Оказалось, всерьез. 20 сентября 2007 года Правительство приняло решение передать права на разработку в республике месторождений нефти и газа местной компании. Как гласило официальное сообщение: «Redeco LTD была реорганизована путем поглощения ее компанией Valiexchimp». Причина, по которой отмели Redeco: «компания не выполнила взятых на себя обязательств, оговоренных в подписанном документе». А в мае 2008 года государство выделило Valiexchimp 6,3 тысячи квадратных километров под геологоразведку.

***

3 декабря 2008 г. Я снова в компании Юрия Томака. Его черный Toyota Land Cruiser несется к 308 газовой скважине. С минуту на минуту у нее будет давать интервью Министр экономики Игорь Додон. Он приехал со своего рода инспекцией. Ему тоже любопытно взглянуть на молдавский газ.

«У нас многое за время твоего последнего визита изменилось, — рассказывает Юрий. —
В мае 2008 года мы расконсервировали шесть газовых скважин». Это те скважины, которые, как говорит Юрий, stramosii (молд. предки) нам оставили. Так он вежливо называет советских специалистов-геологов. «В планах открыть еще пятнадцать, —продолжает Юрий. — Могли бы охватить часть юга».

Шесть скважин Valiexchimp расконсервировала в качестве пробника. Вскрыли. Газ на поверку оказался очень качественным. 1 куб нашего газа – содержит 86–92% метана. Для сравнения, Россия поставляет газ, в котором содержится 76% метана. В качестве эксперимента Valiexchimp решила обеспечить три близлежащих села газом. Надо же его куда-нибудь девать. Под раздачу попали Чобалакчия, Сухат и Баймаклия. Всего подключились к газу около 700 жителей. В настоящий момент ведутся работы по проведению газа в села Флокоаса и Викторовка. В перспективе будут обеспечены еще три села.

Смешанный газ

У скважины Игорь Додон на фоне надписи Inflamabil дает интервью журналистам. Костюм, галстук, лакированные туфли. Осторожно — stand-up!

«…Разведанные запасы газа составляют 70–90 млн кубов газа», — объясняет Министр экономики. — На глубине 600 метров, по мнению специалистов, есть еще от 700 млн до 1 млрд кубов. Для сравнения, Молдова за год потребляет 1,4 млрд кубометров. Правда, если углубиться на 4000 метров, то есть возможность добраться до совершенно других запасов. Они несравнимо больше. По пессимистичным прогнозам, мы сможем получить от 1 до 1,5 млрд кубов газа. По оптимистичным, если «опустимся» на четыре километра вниз — 7, 8, а то и 10 млрд кубометров. Если будут обнаружены значительные запасы, то этот фактор может повлиять на стоимость газа в пользу конечного потребителя. Если сделать смесь из нашего и импортного газа, то тогда его хватит для обеспечения нужд Молдовы на несколько десятков лет. Для этого мы объединим сети Valiexchimp с Moldova-Gaz».
— Moldova-Gaz не против того, что в их сеть будут «врезаться»?
— В этой молдо-российской компании 35%, то есть блокирующий пакет акций, принадлежит государству. Если будет необходимость, мы посодействуем Valiexchimp, — ответил на мой вопрос Игорь Додон. — Мы сможем отстоять государственные интересы!

Копайте глубже, господа!

Юрий Томак скептически относится к бурению 4-километровой скважины.
Для того, чтобы спуститься на такую глубину, нужно не мене 2 млн долларов. Колоссальные инвестиции! Оправдан ли риск? Геологи утверждают, что резон есть. На такой глубине находится часть нефтегазового пласта, который тянется от Румынии к Украине. Мол, и нам может перепасть кусочек нефтяного пирога. Правда, копать нужно глубже.
По мнению местных геологов, молдавские запасы нефти и газа колоссальны. На их взгляд, советские специалисты халатно отнеслись к разведке. И, несмотря на дорогостоящее бурение, геофизические исследования проводились некачественно. Кроме того, огромнейшие залежи нефти и газа залегают на глубине несколько тысяч метров. На их взгляд, углеводороды пропитывают горную породу. Заполняют поры и трещины. При этом пористые породы перекрываются плотными, непроницаемыми слоями. Создаются своего рода структуры-ловушки. Благодаря этому, нефть и газ находится на глубине в четыре километра в целости и сохранности.
«Я-то и по поводу 1 млрд газа сомневаюсь, — объясняет Юрий. — Наши геологи говорят: «Есть!» Я их уважаю, но по мне, они все равно, что астрологи. Ну не поверю, пока не прикоснусь!»

Мы едем по грунтовой дороге из Сухата к Чобалакчии. Земля, чуть подмерзшая с утра, к обеду подтаяла. Наш джип нещадно заносит. Грязи по колено. Страшно даже представить, что он вдруг застрянет. «У меня была BMW, «семерка», — выворачивая баранку, рассказывает Юрий. — Она хороша для Кишинева. Исключительно. Мы не случайно передвигаемся на джипах. Здесь это не роскошь — необходимость!»

Даже не хочется думать о том, что творится в этом крае в дождливый период. Уверен, что сообщение между селами полностью обрывается.
«Бедные люди. Мне их искренне жаль, — продолжает Юрий. — Нищета и бедность. Мы им газ намного дешевле поставляем. По 2,60 лея за куб. Свыше 30 кубов — по 2,85 лея».
— Платят? – спрашиваю его.
— Платят, — вздыхает Юрий.
— А если не будут брать?
— А не будут брать, закроем газ. Помните, как в «Бриллиантовой руке»?

Основной источник дохода местных жителей: квота да румынская граница. Фрукты, овощи крестьяне сдают посредникам, которые сбывают их в близлежащем Галаце. Виноград сдают на переработку на винзаводы. Те почти за гроши скупают их у селян. У границы процветает контрабанда сигарет. Постоянной работы нет почти ни у кого. В этом регионе почти все работоспособное население на заработках за рубежом. Valiexchimp для своих месторождений, если не считать нескольких профессиональных нефтяников и топ-менеджеров, привлекает только местных жителей. В среднем рабочие здесь получают по 2000 леев. Буровики — 3500 леев. Обходчики, которые снимают показания счетчиков, —1500 леев. Неплохие деньги по местным меркам. Всего на нефтяных и газовых месторождениях задействовано около 180 человек.

Valiexchimp был бы рад увеличить масштабы добычи газа. Шесть газовых скважин — это не предел. Сейчас они дают от 150 до 250 тыс. кубов газа в месяц. Ерунда. Это то количество, которое необходимо для обеспечения трех сел. Скважины есть. Но смысла бурить новые нет, так как и рынка сбыта, как такового, тоже нет. Куда его девать, что с ним делать? Вот, в чем вопрос.

Вечный огонь

Напоследок Юрий решил продемонстрировать нам, как выглядит природный газ. «Выглядит», сгоряча сказано. Газ увидеть практически невозможно. Разве что при ясном небе и хорошей погоде. Он вьется легкой дымкой. Как будто парит. И запаха у него нет. Как выразились бы химики с умным видом: «Бесцветный нетоксичный газ, без запаха и вкуса». Неприятный запах, который мы привыкли вдыхать при горении газовых конфорок, издает газ меркаптан. Его специально добавляют в природный газ, для «ароматизации». Для того, чтобы хоть как-то можно было выявить его присутствие во время утечки.

— Есть зажигалка, спички, огниво? — шутит Юрий. Мы остановились близ села с готическим названием Готешты, в Кантемирском районе. Юрий рукой показывает на углубление в земле. Это одна из газовых скважин, оставшаяся от советских. Они ее забетонировали, но, то ли трещины, то ли еще что-то, а газ выходит наружу. И уже не один год. Щелчок зажигалки и языки пламени взметнулись вверх. Судя по остаткам печеной картошки и куче хлама рядом со скважиной, местные жители периодически проделывают такой фокус.
— И долго газ будет гореть?
— Пока порыв ветра или дождь его не потушит, — ответил Юрий.

***
9 декабря 2008 г. За Круглым столом собрались директор Valiexchimp Валентин Бодиштяну, Министр экономики Игорь Додон, председатель Совета Moldova-Gaz Александр Гусев и ученые Академии наук. Тема обсуждения: газовые месторождения.
Ученые говорят о бурении 3–4-километровой скважины. На этом настаивает в добровольно-принудительной форме Минэкономики. Валентину Бодиштяну ничего не остается сделать, как согласиться. Авось прокатит? Может и впрямь там несметные богатства? OK. Согласен! Взамен государство просит Moldova-Gaz об услуге. Те и не возражают. Александр Гусев обещает, что в течение двух недель сотрудники Moldova-Gaz приедут и протестируют возможность присоединения местных сетей Valiexchimp в Викторовке к магистральному газопроводу компании. Неужели в скором времени на национальной карте природных ресурсов появится молдавский Уренгой? Кто его знает…

ЦИФРЫ

2–3 млн тонн составляет оценочный объем запасов нефти в Молдове
75 млн кубометров в год потребляют южные районы республики. Из них: ATO Гагаузия – 41 млн, Кантемирский район – 10 млн, Кагульский и Тараклийский районы примерно – 24 млн
200–300 тыс. долларов стоит пробурить скважину глубиной 600 метров.
3 млн леев требуется для газификации одного села

Валентин БОДИШТЯНУ, гендиректор молдавской нефте-газодобывающей компании Valiexchimp:

«Мне все говорили, что в Молдове нет ни нефти, ни газа, ни других природных ресурсов. Я хотел развеять этот миф! Взялся за это дело из принципа. Хотел доказать, что добыча нефти и газа — под силу молдавской компании!»

Юрий ТОМАК, заместитель директора Valiexchimp:

Сколько бы ни было запасов нефти и газа, они наши, молдавские! Когда у страны есть какие-то энергетические запасы, она хоть как-то может обеспечить свою энергетическую безопасность.

Постовой: аренда элитной квартиры в центре

КСТАТИ

Давление в рабочей скважине составляет от 10 до 32 атмосфер. Если она не эксплуатируется, скважина постепенно заполняется водой.

КСТАТИ

Добываемая молдавская нефть перерабатывается в Комрате в дизельное топливо. Дизель позже продается на автозаправках Valiexchimp. Как говорят представители Valiexchimp, в нем почти нет парафина.

ИНТЕРЕСНО

Предполагаемые крупные залежи углеводоров могут располагаться в зоне с.Алуат (Комратский р-н) — г.Кагул.

ДОСЬЕ Business Class

Природный газ — смесь газов, образовавшаяся в недрах земли при разложении органических веществ. Относится к полезным ископаемым. Часто является попутным газом при добыче нефти. Природный газ в пластовых условиях (условиях залегания в земных недрах) находится в газовом состоянии в виде отдельных скоплений (газовые залежи) или в виде газовой шапки нефтегазовых месторождений — это свободный газ, либо в растворенном состоянии в нефти или воде. Основную часть природного газа составляет метан (CH4) — до 98 %. В состав природного газа могут также входить более тяжелые углеводороды: этан (C2H6), пропан (C3H8), бутан (C4H10).

13.11.08 Андрей ГИЛАН. Специально для журнала Business Class - www.businessclass.md

Понравилась статья? Подпишись

Похожие записи:

1 Comment

  • sasa

    Старые свкажины гаспода у вас!! На них долго не продержитесь . необходимо бурить все время новые фонды . минимум в год необходимо 35-40%приыли отдавать на развитие месторождения иначе вы скоро самоликвидируйтес.
    Видно очень хорошо из беседы кореспондента и Директора что они не специалисты в добычи нефти и газа. почему спросите ???? элементарно в нефтедобычи и бурений скважин единица измерения -мм и не как -км как они выражаются как плотники и дорожники.
    А бурить и иследовать нижние горизонты ТРИАСИКА так называется газонасыщенный горизонт на територий Молдовы необходимо и обьезательно . Плох тот руководитель который знает что у него под ноги черное золото а он не осмелится бурить дойти до него и добывать с гордостью для благо своего нарда

    (Обязательно)
    (Обязательно, не публикуется)