Законопроект о ликвидации экономических судов вызвал бурную реакцию среди служителей Фемиды

В рамках юридико-правовой реформы в 1996 года в Молдове, Государственный арбитражный суд был реорганизован в экономические специализированные инстанции. После новой реформы, в 2003 году, они были реформированы в Окружной экономический суд муниципия Кишинев, Экономическую апелляционную палату и Экономическую коллегию Высшей судебной палаты. Экономический суд получил право рассматривать и разрешать гражданские споры между юридическими лицами, вопросы несостоятельности и приватизации экономических агентов. Назначаемые на должность в этих инстанциях судьи соответствуют тому же уровню квалификации и аттестации, как и все остальные служители Фемиды.

Вопреки дискуссиям о необходимости специализированных судебных инстанций (в республике существуют еще и Военный суд), еще в декабре 2007 вопрос о необходимости их закрытия и передачи их обязанностей инстанциям общего права был внесен в программу одной из политических партий Молдовы, чтобы впоследствии стать частью программы Правительства на 2009–2010 гг.
В ноябре 2009 года Правительство разработало законопроект о ликвидации специализированных судов. В январе 2010 года инициатива получила положительное заключение Высшего совета Магистратуры — органа судебного самоуправления.

Руководству страны трудно отрицать аргументы в поддержку предложения. Количество решений, вынесенных в экономических судах и в результате их деятельности проигранные дела в ЕСПЧ, которые нанесли урон госбюджету на миллионы евро, говорят сами за себя. Только за последние два года Правительство было обязано выплатить 11,5 млн евро.

Кроме того, рассматривая одни и те же споры, но в разных инстанциях, применялись разные правовые практики. К примеру, были случаи, когда Гражданская коллегия и Экономическая коллегия Высшей судебной палаты в спорах, связанных с возвратом НДС, принимали противоположные судебные решения. Объяснением подобного рода парадоксов, по неофициальной информации, служит коррумпированность судебных инстанций.

Юрген Томас, эксперт Немецкого фонда международного правового сотрудничества, направил свои замечания по поводу включения экономических и военных судов в состав судов общей юрисдикции. Согласно его оценке, существование экономического суда в Молдове не является ни необходимым, ни желательным. Вывод основывается на том, что специализация нужна лишь тогда, когда правовая система настолько дифференцирована, что судьи и другие юристы не имеют возможности вникнуть во все области права.

С другой стороны, судьи из экономических судов предполагают, что ликвидация этих инстанций некоим образом не повысит эффективность и неизбежно приведет к рассмотрению дел в неразумно длительные сроки из-за большого количества обращений. Кроме того, судебный опыт в разрешении коммерческих споров, который присущ судьям в экономических инстанциях, у судей судов общей юрисдикции отсутствует.

Некоторые общественные организации не отрицают существования коррупции среди судей, но утверждают, что следует искоренить ее, проверяя каждого судью в отдельности, а, не ликвидируя всю систему.

Жаннетта ХАНГАНУ, управляющий партнер и адвокат Адвокатского бюро Hanganu Tanase & Partenerii:

«Я полагаю, что каждый прав по-своему. В конечном итоге, ликвидация или сохранение экономического суда не являются чисто техническим, а в большей степени общественным вопросом, который касается выбора пути функционирования государства. Ясно, что судебная система должна обеспечивать безопасность предпринимательству и иностранным инвесторам. Их собственность должна быть защищена буквой закона, а не неписанными правилами. Очевидно, что для этого нам нужны во всех судах профессиональные судьи, а не коррумпированные. С другой стороны, существует мнение, что военная юстиция для юстиции, что военный марш для музыки. Насколько это соизмеримо в случае со специализированными экономическими судебными инстанциями?»

Игорь ДОЛЯ, профессор юридического факультета МолдГУ, член Высшего совета Магистратуры:

«Правосудие должно быть справедливым и равноправным. В первую очередь, государство должно обеспечить решение конфликтов между экономическими агентами по всей территории Молдовы. Суд должен быть доступен всем, вне зависимости от концентрации бизнеса. Экономические суды доступны только в столице. Поэтому ранее, чтобы разрешить конфликт, экономические агенты, к примеру, из Дрокии должны были каждый раз отправляться в Кишинев. Это недопустимо.

Во-вторых, некомпетентные специалисты часто путают специализированных судей и специализацию судов. В развитых странах в судах есть специализированные коллегии по решению определенных вопросов, например, коллегия по делам несовершеннолетних, по военным преступлениям и т.д.
Я против специализированных судов, где существует монополия, но «за» специализацию судей, которые бы работали в разных коллегиях в одном суде или судебной палате. Это целесообразно с экономической точки зрения. В одном суде для всех один секретариат, одна канцелярия и т.д. Меньше издержек и, соответственно, ниже стоимость услуг. Также упростилось бы и ускорилось взаимодействие служителей Фемиды.

Экономические суды в Молдове — это переродившиеся арбитражные органы, которые занимались разрешением конфликтов между государственными предприятиями еще во времена Молдавской ССР. Они были своего рода «медиаторами», которые позволяли решить конфликты, без особого шума и осложнений».

Ион ПЛЕШКА, депутат, председатель Парламентской юридической комиссии:

«У ликвидации экономических судов есть плюсы и минусы. Сторонники реформирования утверждают, что ликвидация поможет избавиться от судей, которые пагубно влияют на имидж судебной системы. Но мы можем избавиться от них без упразднения экономических судов. Для этого есть правовые рычаги. С другой стороны, страдают экономические агенты, которые находятся далеко от Кишинева. Думаю, было бы разумнее открыть экономические секции в судах общей юрисдикции на юге, севере и в центре Молдовы».

Александр СТОЯНОГЛО, депутат, вице-Председатель Парламента, юрист:

«До сих пор я не слышал ни одного мотивированного аргумента в пользу ликвидации экономических судов. Во-первых, доводы о том, что в Европе нет такого рода судебных инстанций, абсолютно надуманны. Во многих развитых странах судебная система идет по пути специализации судебных споров. Зачастую специализация носит отраслевой характер. К примеру, в Германии существуют отдельные судебные инстанции, которые занимаются разрешением трудовых, социальных, финансовых споров. Специализированные суды позволяют более качественно и без нарушений рассматривать дела.
Во-вторых, у нас более 60% экономических агентов, обращающихся в судебные инстанции, находятся в муниципии Кишинев. Согласно общему правилу, экономические агенты должны будут обращаться по месту нахождения ответчика. Это означает, что если экономический агент находится в Кишиневе, а ответчик в Вулканештах, то столичный экономический агент должен обращаться в судебную инстанцию на юг Молдовы. Рассматривать споры по всей республике нецелесообразно, когда почти весь бизнес сконцентрирован в Кишиневе.

В-третьих, доводы о борьбе с коррупцией не выдерживают никакой критики. Коррупция у нас присуща всем судебным инстанциям. Ликвидация экономических судов не решит этой проблемы.
Вместо ликвидации экономических судов, необходимо упростить процедуру рассмотрения экономических споров, исключить волокиту в рассмотрении дел, установить контроль над судебными решениями. В моей практике (два года адвокатской деятельности – прим. ред.) некоторые споры рассматривались год и более. Это недопустимо. Не стоит забывать, что это не просто экономические агенты, а налогоплательщики. Вместо того, чтобы пополнять госбюджет, отчислять налоги, повышать зарплаты рабочим, экономические агенты занимаются судебными разбирательствами, которые тянутся годами».

Подготовил Андрей ГИЛАН специально для журнала Business Class (www.businessclass.md). Март 2010.

Понравилась статья? Подпишись

Похожие записи:

No Comments

(Обязательно)
(Обязательно, не публикуется)