Журналист Business Class попросил прокомментировать Заместителя директора Департамента организации учета и контроля FinComBank S.A., Людмилу МЕЛЬНИК новый закон и рассказать, как отечественные банки борются с отмыванием денег

О новом законе

После введения нового закона, требования, которые предъявляются к банкам, стали намного жестче. Появились особые требования по идентификации клиентов с заполнением специальных анкет, увеличился диапазон критериев сомнительности операций, появились требования в анализе деятельности клиентов на протяжении всего периода обслуживания.
К примеру, сотрудник, который обслуживает счета физических или юридических лиц не может обладать достаточными знаниями оперативного работника, чтобы достоверно оценить подпадает ли та или иная операция под категорию отмывания денег или нет.

На мой взгляд, банк не должен заниматься анализом операций на таком уровне. Но закон есть закон и FinComBank его в обязательном порядке выполняет. Для того, чтобы в точности исполнять все предписания мы очень скрупулезно подходим к подбору персонала. В нашем банке работают только проверенные люди. Они умеют работать с конфиденциальной информацией. С каждым вновь принятым сотрудником проводится инструктаж. Клиенты могут быть уверены – лишняя информация не просочится за стены нашего банка.

Об обналичивании

Террористы с автоматом на перевес к нам не приходят. И оружием, слава богу, у нас через отечественные банки не торгуют. А вот случаи обналичивания через неблагополучные фирмы в молдавской банковской системе встречаются. Поэтому кассир или операционист, а именно на них в первую очередь возложена ответственность за исполнение закона, всегда должны быть начеку. Это крайне сложно, поскольку помимо качественного обслуживания клиентов, закон обязывает их анализировать, почему, например, владелец счета тратит такие большие суммы на командировки или занимается крупными сельхоз. закупками, типична такая деятельность для его компании или нетипична и т.д.

Мне довелось присутствовать на одном семинаре в России. На нем рассказывали о случае отмывания денег через российские банки. Деньги предназначались для покупки комуфляжа для боевиков. Вычислили их благодаря длительной работе нескольких подразделений Интерпола. Миллионы долларов прошли незамеченными по счетам нескольких банков. Очень сложный механизм отмывания, очень сложная финансовая схема. Как вы думаете, сотрудница, обслуживающая клиентов в банке сможет проследить такую операцию и заметить что-то подозрительное? Вопрос.

О подозрениях

Но если у сотрудника FinComBank-a есть основания для подозрений, он, прежде всего обращается к специалисту в области борьбы с отмыванием денег, который в свою очередь может оперативно связаться с представителями Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией, и только после получения соответствующих разъяснений формируется специальный формуляр, который по каналам специальной связи передается в Центр. Всю полученную информацию из всех банков сотрудники Центра обрабатывают и анализируют. Если им что-то покажется подозрительным, они запрашивают документы на ту или иную фирму или операцию у банка, обслуживающего конкретного клиента.

Конечно, мы максимально автоматизировали процесс отслеживания операций, которые превышают 500тыс лей или осуществляются в/из неблагополучных регионов и оффшорных зон, а также если деньги имеют отношение к лицам, которых подозревают в причастности к терроризму. Информация о них в обязательном порядке поступает в Центр.

О политически уязвимых

Надо сказать, что понятие «отмывания денег», существующее за рубежом, разнится с тем, что под этим понимают у нас. Я была на семинаре, на котором выступал консультант из Бельгии. По его словам в этой стране за год они собирают всего лишь 600 формуляров, которые оформляются на подозрительные операции. У нас же банки вынуждены отправлять в Центр десятки тысяч формуляров ежемесячно.
Или еще пример: Политически уязвимые лица. Согласно новому закону работа с ними связана с повышенным риском. В рамках требования «знай своего клиента» у банков отсутствует источник достоверной информации об этих лицах. Мы знаем только фамилии и имена ведущих политиков, ответственность за достоверность представленной информации лежит на клиенте, банки вынуждены создавать какие-то свои базы данных, чтобы проверить представленные клиентом данные. А что прикажете делать с примарами, членами высшей судебной палаты и их родственниками, которые тоже считаются политически уязвимыми? Хочется отметить, что из приблизительно трехсот политически уязвимых лиц опубликованы данные о размере задекларированных в прошлом году доходов только 15 человек.

О клиентах

Как бы ни важна была борьба с отмыванием денег и терроризмом банки должны заниматься своей непосредственной деятельностью, поскольку финансы – это весьма деликатное дело и доверие клиентов заслуживается годами, а репутация – десятилетиями. А разрушить все это легко неуклюжестью и необдуманностью действий, поэтому исполняя требования Закона надо всегда помнить о клиенте.

Понравилась статья? Подпишись

Похожие записи:

No Comments

(Обязательно)
(Обязательно, не публикуется)