Почему государство ограничивает импорт молочных продуктов в республику.

Истоки проблемы

Цены на молоко сезонны. С апреля по ноябрь производится более 60–65% сырья. Поэтому весенне-летние цены обычно на 25–35% ниже зимних. В 2007 году Министерство сельского хозяйства и пищевой промышленности РМ, чтобы поддержать крестьянские хозяйства и местное животноводство, рекомендовало производителям закупать сырье у населения по зимним ценам в течение всего года.

Для большей части крестьян молоко — единственный источник дохода. В среднем одна корова дает три тонны молока в год. Если учесть, что крестьянин сдает около 75% надоя, то при закупочной цене молока в 3–4 лея за килограмм он получает 8–10 тыс. леев в год. Деньги небольшие. Но для бедных крестьян это все, на что им приходиться надеяться.

Зимой 2008 года производители закупали молоко по цене 3,80–5 леев за килограмм. И начиная с мая того же года, закупочные цены были снижены только на один лей. А до октября-ноября они держались на уровне трех леев. Относительно высокие закупочные цены, конечно же, отразились на конечной стоимости местной продукции.

В то же время после снижения курса гривны на Украине упали закупочные цены на сырье. В переводе на наши деньги, один килограмм молока производители закупали за один лей! Естественно, что на Украине продукция стала стоить на 35–50% дешевле нашей.

Ее импорт в Молдову неминуемо отразился на местном рынке. Массовый покупатель всегда делает выбор в пользу стоимости, поэтому продажи местных производителей упали на 50–60%.

Переполненные склады

По данным Министерства сельского хозяйства и пищевой промышленности, только за декабрь-март в Молдову было импортировано такое количество сыра, которого достаточно для покрытия спроса в нашей стране на три месяца вперед. Неудивительно, что, начиная с сентября прошлого года, у наших производителей начала скапливаться невостребованная продукция. Масло, сухое молоко, твердые сыры лежат на складах.

Из-за обилия импорта местные производители стали выпускать меньше продукции.
Часть сыров была заморожена. После заморозки они могут идти только на переплавку.
Качество их при этом теряется. И стоят они на 50% дешевле твердых сыров. К примеру, голландский сыр, стоивший 83–85 леев, после переплавки не стоит более 40–45. Убытки неминуемы. Также заводы были вынуждены ужесточить порядок приема сырья. Закупать стали только первосортное молоко (3,5% жирности, 1,027 плотности по ареометру и т.д.). Многие крестьяне остались не у дел.

По данным на 1 марта этого года, невостребованной оказалась продукция на общую сумму более, чем 81 млн леев. Производители столкнулись с проблемой: продукты, произведенные из дорогого сырья, они не могли продавать за бесценок, но в тоже время спрос на нее невелик. У них стали накапливаться долги. Некоторые из них не рассчитались за сырье еще с января. Рабочие оставались без зарплаты.

Необходимо было в срочном порядке выправлять ситуацию. По инициативе Минсельхозпрода, было решено ввести в действие Постановление Правительства о введении режима импорта молочных продуктов по разрешениям спецкомиссии при Минэкономики и торговли (№ 1363 с поправками и дополнениями). Правительство поддержало инициативу, и 23 марта Постановление вступило в силу.

Согласно решению Министерства, ограничен импорт продукции, которая производится в Молдове. В первую очередь, это — кисломолочные продукты. «Зачем нам их ввозить, если их у нас производится в достатке?» — задается вопросом начальник отдела заготовки и переработки животноводческого сырья Министерства сельского хозяйства и пищевой промышленности Ион Крецу. — Причем, самые популярные категории: творог (5% жирности), сметана (10%), молоко питьевое (2,5%), кефир (2,5%). В сравнении с украинской продукцией, они стоят примерно столько же. Ограничен ввоз и сухого молока, сливочного масла и твердых сыров среднеценовой категории».

Без рокфора не останемся

По словам представителей Минсельхозпрода, под ограничения на ввоз в Молдову не попадают продукты, которые невозможно произвести в республике. К ним относятся экзотические продукты. К примеру, сыры, которые производятся в специфичных условиях. Среди них: горгонцола, рокфор или тот же камамбер. Увы, у нас отсутствуют условия для производства сыров с плесенью. Тут уже не поспоришь.

Не выпускают у нас в должных объемах и йогурты. Их производство только осваивается производителями. Не ограничен импорт молочных десертов на базе творога. Местная продукция пока занимает 35–40% этого сегмента рынка. Не ограничен импорт плавленых сыров с начинкой и т.д.

Минсельхозпрод, исходя из местных резервов и ассортимента, в конце каждого месяца предоставляет в Минэкономики и торговли информацию об объемах возможного импорта в страну. Спецкомиссия собирается раз в месяц и определяет, кто получит право импортировать и в каких количествах. Ввозить продукцию имеют право те, кто предоставит заявку комиссии на рассмотрение. Порядок распределения разрешений относительно прост. Кто первый достучится, тот и получит право импорта. Ограничения действуют с марта по ноябрь. В остальные же месяцы импортировать можно все категории молочных продуктов, которые требует рынок.

Местные производители против!

«Мы всегда выступали против запрета на импорт. И это несмотря на то, что мы — местный производитель, — говорит Владимир Жардан, руководитель молдавской транснациональной промышленно-торговой группы JLC (Incomlac SA, завод JLC SA, Фалештский молочный завод и т.д.). — Да, можно ограничить импорт на какой-то срок, к примеру, на шесть месяцев в течение года. Но не более того. На рынке должна существовать здоровая конкуренция. Лет десять назад на молдавском рынке 60% молочной продукции было иностранного производства. Лет пять-семь назад уже 50% рынка занимала продукция Lactalis Alba Moldova. Сейчас эта компания занимает не более 8% местного рынка. JLC на сегодняшний день занимает в среднем 70%, а по некоторым категориям молочных продуктов — все 100% местного рынка. Такие показатели — результат лояльной конкуренции», — считает руководитель JLC.

По мнению Владимира Жардана, можно понять и позицию государства. Оно пытается помочь местным производителям, которые ориентированы только на местный рынок. Они сильно зависят от конъюнктуры.

Кроме этой группы компаний, можно выделить еще две: компании, которые как производят, так и импортируют, — объясняет Владимир Жардан. — Интересы второй группы в какой-то мере перекликаются с первой. От запрета больше всего страдает третья группа. Третьи — это компании, которые занимаются исключительно импортом молочной продукции. Как правило, они не заинтересованы в развитии местного рынка, их не беспокоит местное животноводство. Живут сегодняшним днем. В количественном отношении эта группа — самая малочисленная.

Чем грозит запрет

Импортеры недовольны решением Минсельхозпрода. «Да, я согласен, государственные заказы могут осуществлять преимущественно местные компании. Это — оправданный случай протекционизма. Но в остальных случаях в протекционизме нет необходимости. Импорт запрещать нельзя. У покупателей всегда должен быть выбор как по стоимости, так и по качеству продукции», — объясняет Александр Гингуляк, коммерческий директор ComolCo. Компания занимается импортом белорусских сыров, а также скупкой молока у населения для Флорештского молочного завода.

«Увы, в Молдове разрушена система коллективного хозяйства. В стране нет ферм. Сырье закупается для молочной продукции в частных крестьянских хозяйствах. Оно не соответствует всем нормам. Произвести из него качественную продукцию сложно.

И из-за ограничения импорта местная продукция по качеству лучше не станет. Единственное, так это поднимутся цены», — продолжает Александр Гингуляк.

По словам Александра Гингуляка, согласно решению властей импорт отдельных групп молочных продуктов запрещен всем, кроме экономических агентов-переработчиков, на основании заявок которых будут рассчитываться квоты на импорт. Но нигде не написано, кого считать переработчиком, и по каким критериям чиновники Минсельхозпрода будут определять, является ли данный агент переработчиком, и какие ему положены квоты.

Россия — не показатель

«К примеру, в России, несмотря на экономическую ситуацию, импорт не запрещают. В РФ пошли по другому пути. Там разрешили импорт с заводов, сертифицированных «Роспотребнадзором». Поставили ограничения по качеству. В таком случае в первую очередь защищен потребитель. Но импорт не запрещен и не ограничен», — считает Александр Гингуляк.

По мнению Владимира Жардана, говорить о том, что в других странах не существует протекционизма, было бы наивно. В 2002 году Россия без каких-либо весомых причин запретила ввоз молочной продукции, в том числе и молдавской. О сертификации и речи быть не могло. После того как на российском рынке образовался дефицит ряда молочных продуктов, ограничения были сняты».

Запрет идет на пользу?

Кстати, после ослабления импорта ситуация немного улучшилась. Пошла реализация сливочного масла. За март в Молдове было продано около 140 тонн. Но говорить о стабилизации ситуации пока еще рано. По данным Минсельхозпрода, на складах хранится более 500 тонн сыров, 700 тонн сухого молока и 260 тонн сливочного масла (ситуация на начало апреля).

«Если кто-то скажет, что на рынке молочной продукции образовалась брешь или вакуум, не верьте! — объясняет Ион Крецу. — Пройдитесь по магазинам, супермаркетам! Полки ломятся от сыров, масла, молока. Сейчас, в условиях кризиса, производители России, Украины, Белоруссии испытывают очень большие трудности в реализации продукции. Что с ней делать? Приведу пример: Украина производит столько молока, что если она 8% своей продукции импортирует в Молдову, рынок будет насыщен исключительно их продукцией. Мы просто угробим своих производителей. Если мы не остановим импорт, мы потеряем рынок. И после этого мы будем завозить сухое молоко из Белоруссии, Голландии, Украины. И иностранные производители будут диктовать нам условия. В условиях экономического кризиса даже такие страны, как Германия и Бельгия, которые ратуют за открытый рынок, сейчас защищают своих производителей. Естественно, что не все импортеры довольны ограничениями. Но они понимают, что иначе мы погубим местное животноводство и отрасль промпереработки».

По словам Иона Крецу, возможно, что через месяц-полтора складские запасы все же из-за ослабления импорта будут реализованы. И тогда ограничения на ввоз продуктов, требуемые рынку, будут сняты. Если нет, положение об ограничении импорта останется неизменным.

КОММЕНТАРИИ

Ион КРЕЦУ, начальник отдела заготовки и переработки животноводческого сырья Министерства сельского хозяйства и пищевой промышленности:

«С Украины завозится молоко с длительным сроком хранения (30–60 дней). А что мы будем делать со свежим нашим молоком? В Молдове производится в среднем 600 тыс. тонн (520–680 тыс. тонн, в зависимости от года) сырого молока. Девять местных крупнейших производителей молочной продукции перерабатывают около 25% этого количества».

Врезка
70 тысяч не досчитало за последние три года поголовье крупного рогатого скота в Молдове

Инга КАТРИНЕСКУ, менеджер по маркетингу ПИК Lactalis-Alba:

«Во-первых, продукция, которую производят в Молдове, соответствует внутренним стандартам. Импортные же продукты не всегда имеют сертификаты соответствия. Во-вторых, зачем ввозить иностранные продукты, если местные производители могут производить в нужном количестве, к примеру, твердые сыры, такие как чеддер, и голландский, российский, пошехонский. В Молдову должна импортироваться лишь та продукция, которую не могут по каким-то причинам производить у нас».

Андрей ГИЛАН. Журнал Business Class. 13.04.09.

Понравилась статья? Подпишись

Похожие записи:

3 Comments

  • Действительно зачем? Зачем нам импортные молочные продукты, которые собственно, не являться таковыми. На пример из всего множества “молочных” производителей Украины, действительно “молочным” являться только Баштанский молзавод “Славия”. Вообще как Вы представляйте себе импорт молочных продуктов, самолетом что ли? Нормальный продукт хранится 3-4 дня, за исключением масла и сухого молока, а реализация? Я видел безнравственную рекламу молока, украинской фирмы “на здоровье”, придумали же черти название. Так вот, сам сюжет: симпатишный кудрявый мальчонка с огромным удоволстьвием (таким, что кажется не оторвать) крупным планом пьет это самое…, суррогат «на здоровье». Это «на здоровье» хранится, не помню точно, год, наверное. У меня дома открытый пакет лежал неделю, под прямым солнечным светом, и ничего, нормально выпил, ничуть не потеряло вкусовых качеств. А наша «Alba», употреблял себе их продукцию, думаю ну нормальный срок годности, 5 дней, а вот на тебе, 5 дней уже в прошлом – две недели… (могу ошибаться, не значительно. Ну не идти же мне в магазин, на ночь, глядя посмотреть срок годности, вы уж не обессудьте.) Проблему реализации надо решать не, добавками консервирующих эмульгаторов, а доступной ценой. Хотя мне кажется не в реализации дело, нас убивают господа…

    • не очень люблю молочную продукцию, употребляю только как приспичит, поэтому срок в 2 недели а еще лучше 1 год меня радует, честно говоря. Да и вкус нравится суррогатный) Но это канечно , только для взрослых людей который осознает что это отрава, а для детей только натуральное и свежее канечно. Нам нужны инвестиции целенаправленные для расширения рынка. Потому что брать всегда будут что подешевле и если кукурузка в молдове стоит 8мь лей а сникерс 6 , угадайте что мама купить ребенку, гуляя в парке?

      • Аля

        Андрей, добрый день! Как журналист жураналиста , прошу о помощи!!!!Пытаюсь разобраться, какое молоко мы пьем! Не порошковое ли? и если да, то как нам быть, ведь отличить наши лаборатории не в состоянии.Наверняка, вам кто-то, что-то может шепнул на ушко по этому поводу? :)
        Спасибо!

        (Обязательно)
        (Обязательно, не публикуется)