О кланах, молдавских гастарбайтерах и о влиянии Запада и Востока на республику рассказал российский политолог, экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

С Михаилом мне довелось встретиться в ресторане одной из кишиневских гостиниц накануне нвогодних праздников. Это уже четвертое посещение нашей страны российским экономистом. И, скорее всего, не последнее. Радушный прием друзей из Молдовы и низкие цены на хорошее вино не оставили гостя равнодушным. «Всего несколько долларов за бутылку Negru de Purcari в duty-free кишиневского аэропорта, — неоднократно подчеркивал во время беседы Михаил. — Столько даже чашечка кофе в московском общепите не стоит».

Уже с первых фраз стало понятно, что Михаил постоянно отслеживает все значимые политические события в Молдове. «Вы, конечно, извините, но либералы никогда не были хозяйственниками и менеджерами. Неважно, откуда они родом: из России, Молдовы», — признался он, когда речь зашла о политике. «А что вы думаете о желании Николая Черного влиться в молдавскую политику?», — уже под конец беседы спросил я. Экс-зам. председателя Lukoil, крупный предприниматель перед Новым годом объявил о желании создать партию левоцентристского толка. «Где вы видели, чтобы бизнесмен управлял социально направленной партией. Это же социализм «по-черному».

Что касается будущего страны, то эксперт уверен: «Оптимальный вариант для Молдовы — оставаться независимым государством». В качестве примера он приводит Румынию. За первые два года в составе ЕС из соседней страны на заработки уехало около 30% экономически активного населения. А вся экономика Румынии сводится к подчинению крупным европейским и мировым корпорациям. Также в рамках ЕС Молдова очень быстро снизит объемы производства вина, как в странах Прибалтики молочных продуктов. Закроются местные заводы. Этого требует логика Евросоюза, который является единым хозяйственным организмом. Идеальное положение Молдовы — оставаться независимой страной, пользоваться льготами, преференциями и грантами ЕС и в то же время ориентироваться на восточные рынки, как это было раннее. Как говорится, гибкая политика в действии.

Молдавские штукатуры для России — не проблема

ВС: Михаил, вы неоднократно в своих интервью говорили о пагубном влиянии на экономику неквалифицированных трудовых мигрантов, незаконно работающих в России. Вы имели в виду и молдавских гастарбайтеров? По некоторым данным, у вас трудится около 130 тыс. наших рабочих.

МД: После того, как были сокращены около 60 тыс. молдавских рабочих, постоянно за границей трудится 320–340 тыс. ваших соотечественников. При этом на Россию приходится более 40% валютных поступлений в Молдавию от гастарбайтеров. На все страны СНГ приходится 49%. На другие страны приходится 51%. Но в странах ЕС у молдавских рабочих заработные платы выше, чем в России. А вы говорите о 130 тысячах…

ВС: Допустим. Точными данными никто не владеет. Но от этого суть не меняется.

МД: Миграция — болезненная проблема, связанная с противостоянием разных культур. Культурный разрыв между нашим обществом и молдавским не критичен. Чего нельзя сказать про мигрантов из Средней Азии, Закавказья. Также среди ваших соотечественников высока доля квалифицированных рабочих. Допустим, у нас работает 130 тыс. молдаван. Это не страшно. Только в Москве официально работает 680 тыс. эмигрантов. В реальности их в два раза больше. Но с вашими рабочими нет проблем ни по культурному, ни по количественному вопросам, ни проблем квалификации.

ВС: Но в целом Вы отрицательно относитесь к незаконной трудовой миграции?

МД: Безусловно. Эмигранты портят рынок труда. У нас и без того огромная безработица, и люди спиваются. Кроме того, предприниматели не внедряют инновационные продукты. Происходит торможение технологического процесса. Бизнесмену проще и дешевле пригнать на стройку десять таджиков, чем один экскаватор. Но это проблема не мигрантов, а наша. Правда, опять же, молдавские рабочие для России — это не проблема, по сравнению, к примеру, с таджикскими и узбекскими рабочими, азербайджанским бизнесом, китайской торговлей, вьетнамскими швейными цехами.

ВС: Возможно ли решение проблемы незаконной миграции?

МД: Да. К примеру, молдавское Правительство, пока неформально, выдвинуло идею создать электронную Биржу труда для рынка СНГ. Здравая идея. Эмиграция станет прозрачной, насколько это возможно. Снизятся масштабы коррупции.

Свои — у руля

ВС: Нанашизм, как любят называть кумовство у нас, и клановость несут реальную угрозу для Молдовы. Клановые и родственные отношения только усиливаются и проявляются во всех сферах политики, бизнеса, в госуправлении…

МД: В этом нет ничего удивительного. Молдова — небольшая и по культуре крестьянская страна. А крестьянство — это большая семья, традиционализм, патернализм.

ВС: А как обстоят дела с клановостью и кумовством в других странах бывшего СССР?

МД: В России их практически не было. Россия — страна не крестьянская. Сейчас уже есть. Результат влияния культур народов Кавказа, Азии. Сейчас это очень чувствуется. Закрепляется этнический бизнес. Если вы чуждой национальности, вас никогда не возьмут на работу. Влияние клановости и семейственности всегда было сильно в странах Азии и Закавказья. Казахстан стоит особняком. Там крепки жузы — три больших группы кланов. В Белоруссии почти нет ни кланов, ни кумовства. В странах Прибалтики сильны клановые отношения. Но они сдерживаются формально-демократическими процедурами…

ВС: Будут ли усиливаться клановые отношения в России?

МД: Да. Клановость — это признак деградации общества. А наше общество деградирует и будет деградировать. Это большая проблема. Ненормально, когда вы продвигаетесь по карьерной лестнице не по своим способностям, а благодаря тому, что вы чей-то родственник или приятель. Молодежь лишается возможности получения социального статуса, а иногда и места работы.

ВС: Клановость влияет на дальнейшее падение экономики…

МД: Безусловно. Оборотная сторона этой проблемы — коррупция, которая приводит к высоким непроизводственным расходам и неправильным решениям. Соответственно, снижается качество продукта. Это недопустимо в наше время. Кризис предъявляет высочайшие требования к качеству продуктов.

Сферы влияния

ВС: Некоторые эксперты утверждают: «Молдова — это буферная зона между Западом и Востоком».

МД: Преувеличение. Знаете, какое ваше стратегическое преимущество? Вы его недооцениваете.

ВС: Нет.

МД: В Молдавии ни у кого из глобальных игроков на мировой политической арене нет стратегических интересов. Молдавия — страна, которую оставили и оставят в покое. Да, будут внешние воздействия, но они будут смешны. К примеру, ваши власти выгнали мафию из страны. Такого в мире нигде нет. Это же интересное явление в природе. Вы сами можете с собой разобраться и решить свои внутренние проблемы.

ВС: Молдова — далеко не буферная зона?

МД: Буферная зона — это Украина, Белоруссия, отчасти страны Прибалтики, Польша, Венгрия. А вы ни для кого не будете принципиальным вопросом, кроме горстки безумцев, которые не имеют ресурсов. Карфаген должен быть разрушен. Это не о Молдавии. Вы не будете полем для столкновений. Развивайте экономику и живите спокойно.

BC: У Молдовы есть шанс в экономическом плане стать полноценным государством?

МД: Почему нет? Вы можете диверсифицировать вашу зависимость от экспорта. Вспомните события последних лет. Вы зарабатывали на экспорте рабочей силы и вина и за счет этого строили внутри страны. Со временем вы перешли границу, когда экспорт начал создавать внутренний спрос. Когда отделочники стали возвращаться в Молдавию. Еще бы пять лет такой спокойной жизни, и внутренний спрос стал бы поддерживать сам, стало бы развиваться мелкое производство. Но, увы, Молдавию «подрезал» кризис.

ВС: У Молдовы все же есть шанс?

МД: Преимущество небольших масштабов экономики в том, что небольшие проекты, если их много, могут быть достаточными для спасения страны. Развивайте винный туризм, организуйте для туристов выезды на табачные плантации. Или чего стоит ваш порт в Джурджулештах. Украинская пресса стоит на ушах. Мол, грузопоток через Рени и Измаил и без того мал, так еще и молдаване их «хлеб» отнимают. А недвижимость? Вы никогда не будете для России массовым объектом инвестиций, как стала Болгария или Черногория, а немассовым вы уже становитесь. Правда, сейчас этот процесс заторможен. По политическим причинам.

ВС: Всего по чуть-чуть, а в сумме может дать неплохой результат?

МД: Совершенно верно. Вам необходимо находить ниши, искать лазейки, выходить на иностранные рынки.

ВС: Выход на иностранные рынки — нелегкая задача.

МД: Да, это очень тяжело. Согласен. Но это задача государства. Ваш бизнес не в состоянии пробивать себе дорогу. Можно сколько угодно приводить в пример и говорить про европейский малый бизнес, который выходит на новые рынки. Но он объединен в ассоциации. У него только танков и самолетов нет. А возьмем, к примеру, винодельческую промышленность Молдавии. Она раздроблена. Поэтому государство должно взять на себе функцию толкача и пробивать дорогу по примеру Белоруссии. Их государство пробивает дорогу продукции на иностранные рынки. И вполне успешно.

ВС: У белорусов многому можно научиться.

МД: Согласен. Или еще один пример. Китайцы очень много экспортируют в Европу. Они определили: им намного лучше развернуть производство в Белоруссии, где большое количество квалифицированных рабочих, и которая намного ближе к ЕС. Экономия на транспорте окупает инвестиции. Были запущены крупные проекты, налажено производство, где китайцы выступили в качестве инвесторов. В то же время власти Белоруссии добились привлечения инвестиций без массового притока китайских рабочих. А Молдавия чем хуже?

Новый союз

ВС: В своих интервью Вы с теплотой отзываетесь о Советском Союзе…

МД: В Советском Союзе была национальная экономическая политика.

ВС: Да, но СССР оказался нежизнеспособным.

МД: Советский Союз рухнул, потому что он готовил лучший человеческий капитал в мире и использовал его самым наихудшим способом. Поэтому было недовольство в каждой его точке. Увы, Россия переняла у Союза все самое худшее.

ВС: Чем же Советский Союз был столь привлекателен?

МД: СССР был более эффективным экономическим и социально направленным организмом, чем Россия. Системная коррупция была почти невозможной. Она была. К примеру, в Закавказье, Средней Азии, где была культурная предрасположенность народов к коррупции. Но она подавлялась, насколько было возможно. В Советском Союзе, если дело не касалось политики и начальства, были независимые высокопрофессиональные суды. Пьяный милиционер был нонсенсом. Сейчас говорят: «Невозможно качественное бесплатное образование». А я его получил. Мне говорят: «Невозможна бесплатная качественная медицина». А она была в СССР. Мне говорят: «Отсутствие безработицы нереально». А скрытая безработица в СССР не превышала 5%. Вдобавок мы еще кормили часть мира, летали в космос и занимались другими глупостями, как, например строительством БАМа, и денег нам еще хватало.

ВС: Вы призываете к возврату в былые времена?

МД: Нет, конечно. Возврат к СССР невозможен. Возможна интеграция стран в Союз на постсоветском пространстве с участием России. Подобная перспектива вызывает истерику у любого западного человека. Но это возможность выживания. Россия не может экономически существовать без Белоруссии, Украины и Казахстана.

ВС: Нужно время.

МД: Да, следующие пять лет будут очень тяжелыми. Потом экономика России начнет выздоравливать. Выздоровление будет очень болезненным. Нам и вам нужно будет пройти системный кризис.

ВС: Спасибо.

МД: Удачи.

ДОСЬЕ Business Class
Михаил ДЕЛЯГИН родился 18 марта 1968 г. в Москве. С июля 1990 г. по ноябрь 1993 г. — аналитик Группы экспертов Бориса Ельцина, покинул ее по собственной инициативе. С мая 1994 г. — главный аналитик Аналитического управления Президента РФ. С июня 1997 г. — советник первого вице-Премьера Бориса Немцова. За выступления в СМИ, расцененные как «антиправительственная пропаганда», был уволен за день до дефолта 17 августа 1998 года. С 7 марта 2002 по август 2003 г. — советник по вопросам макроэкономики Председателя Правительства РФ Михаила Касьянова. Директор Института проблем глобализации (Россия).

Андрей ГИЛАН специально для экономического молдавского журнала Business Class. 12.12.09.

Понравилась статья? Подпишись

Похожие записи:

No Comments

(Обязательно)
(Обязательно, не публикуется)